ДЕЛАТЬ ХОРОШО, БЫСТРО, КРАСИВО!


«Шексна» — самый большой из трёх участков треста на проекте «Северный поток — 2». Его протяжённость — 90 километров, что составляет добрую половину трассы, которую строит наша компания. Так, на дорогу от конторы до 846-го пикета уходит полтора часа. Большегрузы добираются туда по 2–2,5 часа. Как охватить такую территорию, организовать и проконтролировать все виды работ? Это возможно только при одном условии — наличии по-настоящему сплочённого коллектива, который готов трудиться в одной связке. В этом уверен начальник участка Яков Вагис.


Сейчас на участке «Шексна» работает 480 сотрудников. Девяносто процентов — это люди «СМТ», но присутствуют и наёмные бригады, которые трудятся на крановых узлах. Есть работники из местных жителей. Нормально работают. Но я всегда рассчитываю на наших старых сотрудников, отслуживших в организации десять и более лет. Это люди, которые не бегают с места на место. Это и есть основа нашей компании. Они задают тон и темп всем процессам, с ними легче общаться. Наш генеральный директор Валентина Яковлевна выстроила такую систему, которая держит нас в тонусе уже много лет. Опытные люди понимают, что иначе просто нельзя. И, конечно, с ними гораздо проще работать, это уже сложившиеся отношения.

Новички часто не выдерживают?

Всякое бывает. Не выдерживает обычно молодёжь — люди от 20 до 30 лет. У них почему-то иное представление о трассе (ровно до первого рабочего дня). А здесь они сразу сталкиваются с трудностями: физические нагрузки, тяжёлые условия и наша работа требует полного погружения. Люди, трудясь рядом с родным городом, дома практически и не бывают, потому что мы работаем без выходных и по 12 часов в сутки.

Что произошло со сроками на «Северном потоке — 2»?

Это большая политика. Такие решения принимались на уровне первых лиц государства. Я не очень разбираюсь в политике и не очень люблю её. Но так понимаю, что санкции от Евросоюза и потенциальные поставки сжиженного газа от США повлияли на сроки. Нам нужно быстрее ввести в строй наш газопровод. Да, нам не повезло со временем года. Если бы сейчас был декабрь — мы бы всё успели. Но сегодня распутица и, конечно, нужно ускоряться. Изначально у нас должно было быть 4 полноценных участка: «Шексна», «Жуков-Починок», «Кадуй» и «Бабаево». В итоге «Жуков-Починок» не участвовал в комплексе работ, там находилась только трубосварочная база. Пришлось этот участок разделить между «Шексной» и «Кадуем». Тем самым мы ушли ещё дальше — на 846-й пикет… В феврале к нам приезжала комиссия ПАО «Газпром», на совещании было озвучено сокращение сроков. Требования заказчика мы обязаны выполнять. Если есть необходимость ускориться, мы это делаем. Такое происходит уже не в первый раз.

Поэтому Валентина Яковлевна изначально торопит всех?

Да, и это само по себе для нашей организации более выгодно. Мы таким образом несём меньше затрат. Уходим в весну — убиваем технику, а каждый лишний месяц — это содержание городков, электроэнергия, зарплаты. Нам выгодно построить быстрее, но нельзя ускоряться за счет потери качества — устранение ошибок займёт в два раза больше времени. К тому же по этому объекту идёт увеличенный гарантийный срок обслуживания, и все проблемы, которые «выплывут» в эти три года, придётся устранять нашими силами. В этом случае мы опять же понесём дополнительные затраты.

Как это объяснить людям?

Разговариваем с людьми, объясняем, что надо сделать ту или иную работу быстрее. Прораб с утра получает указание, что если мы сегодня делаем захлёст, то надо задержаться и сделать, а не бросать это на завтра. Для этого я организовываю рабочий процесс, своевременные поставки дизельного топлива, различных материалов, технику, чтобы исключить простои. Мы постоянно «на телефоне»: контролируем, регулируем; если что-то не получается в одном месте, значит надо перебросить людей на другое. Нельзя допускать простоя бригады, трубоукладочной колонны. Стараемся совмещать работы: сегодня колонна укладывает трубопровод, а завтра, пока копается траншея, делаем захлёсты, подбираем разрывы и так далее.

Вам нравится ваша работа?

Да, мне нравится работать начальником участка. Постоянно находишься в тонусе, постоянно общаешься с людьми. Знаете, раньше начальник участка был царём и богом: один человек рулил всеми процессами, реализовывал производство, всё замыкалось на нём. Сегодня всё несколько иначе. Меняются сроки строительства, требования к качеству производимых работ увеличиваются. Я уже 20 лет работаю в тресте и помню, что раньше один технадзор приезжал раз в два дня. Тогда подходили творчески к работе, и был у людей самоконтроль и понимание, что надо всё сделать хорошо, быстро, красиво. Сегодня, к сожалению, ситуация изменилась. Контролирующих органов стало значительно больше, сроки строительства резко сокращаются, и люди… хоть основной костяк «Сварочно-монтажного треста» и сохранился, но отношение людей к работе и качеству стало весьма сомнительным — лишь бы сделать. Я думаю, поэтому технадзорам заказчика и генподрядчика и приходится участвовать в каждом процессе.

Ощущается ли дефицит кадров?

Ещё 5 лет назад у нас не было такого дефицита кадров, хотя тоже были крупные проекты. Сегодня не хватает хороших сварщиков, грамотных специалистов. Вся страна занималась в своё время только торговлей, и модно же было быть не сварщиком или экскаваторщиком, а юристом или экономистом, которых развелось сегодня очень много. К сожалению, молодёжь теперь стремится меньше работать и больше получать. Но о чём говорить? Мы видели, что с нашей страной происходило с 1990 по 2005 год, когда обществом вообще никто не занимался. Мы пережили очень тяжёлые времена, и невозможно избежать последствий того периода. В наших силах изменить будущее.



© АО «СМТ» 2020