Прикрывая тыл. Репортаж из филиала «Чёрная грязь»



Труд в тылу никогда не был лёгким и особо благодарным. Здесь сложно заработать медаль, выслужиться перед начальством. Тыл не любит амбиций. Да, здесь нет показательных опережений сроков и никто не бьёт трудовых рекордов. Но главная задача тыла и не в этом. Каждый день сотрудники филиала «Чёрная грязь» выполняют необходимую для компании работу. Благодаря их усилиям зависит результат больших строек, комфорт их коллег и скорость работ на трассах.

Филиал «Чёрная грязь» существует с конца 80-х прошлого века. Здесь особая атмосфера. То, что зачастую нельзя прочувствовать на трассах - по большому счёту из-за отсутствия свободного времени и спартанских условий труда, - можно легко ощутить здесь. Это атмосфера большой дружной семьи, где каждый с уважением относится к старшему поколению коллег и заботой к новичкам. Потому что зачастую новенькие в «СМТ» - это дети и внуки товарищей. 


Татьяна Иванова Заведующая центральным складом Мы здесь становимся родными - крёстными и кумовьями. Живём одной семьёй. Относимся другу к другу с вниманием. У меня сын вырос на трассе. Сейчас внук в институте учится. Возможно, тоже пойдет в «СМТ» работать.»

Татьяна Иванова работает в «СМТ» вот уже 36 лет. Наша героиня признаётся, что сначала было очень сложно. Возникало много вопросов, что-то не получалось, сильно переживала, не обходилось без слёз. Поэтому сейчас Татьяна с особым теплом относится к новеньким, всегда защищает водителей. Просит коллег на объектах не наседать на них, разобраться сначала в ситуации, связаться с «Чёрной грязью», а потом уже делать выводы. Сейчас Татьяна Иванова отвечает за работу центрального склада. Каждый день с него целыми фурами уходят грузы по разным участкам нашего Треста. Всё должно прийти в сроки и в полной комплектации. Иначе это может притормозить работу на трассе, где важен не только каждый день, но каждый час.

Истории многих семей напрямую связаны с Трестом. Это может показаться удивительным для человека со стороны. Но для сотрудников «СМТ» это классика.


Татьяна Мякуш Инженер ПТО «Я родилась на трассе. Мой отец сварщик, всю жизнь здесь проработал. Родители поженились и вместе отправились по участкам. Поэтому и родина у меня не какое-то конкретное место, а весь Советский союз. У мужа та же история. И наши дети так же жили с нами на трассах.»

Татьяна Мякуш работает с чертежами. В «Чёрной грязи» находится свой цех (который мог бы побороться и за статус завода) по изготовлению металлоконструкций. Ни одна большая стройка Треста не обходилась без участия цеха. Скучать здесь не приходится. Тем более сейчас, когда «СМТ» работает на «Северном потоке-2». 


Николай Алексейчук Бригадир «В данный момент изготавливаем переходные лестницы на Ухту. А в основном сейчас всё начинаем делать на Северный поток-2. Работа не пугает. Мы ещё первый «Северный поток» делали. Работали тогда в Бабаево. Конечно, делаем всё качественно. Ошибаться нельзя. Если мы здесь ошибёмся, то на трассе просто не соберут конструкцию.»

На территории «Чёрной грязи» находится и цех по ремонту техники. Сюда привозят то, что уже невозможно наладить на участках. Одновременно здесь может находиться около 50 машин. Филиал действует ещё и как перевалочная база. Чаще всего, кстати, выходят из строя экскаваторы и бульдозеры.


Александр Филюков Техник по наладке сварочного оборудования и техники «Здесь мы делаем капитальный ремонт - от и до. Разбираем всё до винтика и собираем обратно. Стараемся делать всё быстрее. Конечно, очень жалко технику. За 2-3 месяца на трассе она меняется так, что не узнаешь. Там как на войне. Очень тяжелые условия: мороз, грязь, корни.»

Пожалуй, самое интересное место в «Чёрной грязи» - это школа сварщиков. Она существует с 2002 года. Прямо здесь «СМТ» готовит себе кадры. Конечно, сюда не приходят люди с улицы. Обычно это ребята, которые уже закончили техникумы, но ещё нигде не работали. Опытные сварщики шутят, что зачастую весь опыт таких мальчишек - один сожжённый электрод. Да и оборудование в училищах оставляет желать лучшего.


Денис Малафеев ученик «Здесь хорошо учат. «СМТ» мне посоветовали знакомые, которые раньше здесь работали. Разница, конечно, между училищем и школой Треста огромная. Я раньше никогда не варил полуавтоматом. А здесь всё можно попробовать. Учителя отличные, не сильно строгие. Меня не пугает работа на трассе. После армии ничего не страшно. Мне нравится быть сварщиком. К тому же говорят, что они здесь прилично зарабатывают.»

Мастер Николай Моисеенко хорошо отзывается о новом ученике. Простым вещам можно научить и за неделю. Самое сложное - это ручная сварка. Здесь должно быть отточено каждое движение. Профессионалы сравнивают сварочный полуавтомат со швейной машинкой, а ручную сварку - с работой мастерицы. Причём варить иногда приходится в совершенно неудобных положениях. Так один стык толщиной более 20 мм, где требуется 5-7 проходов длиной по 4,5 метра, могут варить 4 человека в течение 4-х часов. Вот такая арифметика. 


Николай Моисеенко Мастер производственного обучения «Я в Тресте работаю уже 47 лет. Мои ученики теперь по всей России трудятся. Чтобы преподавать требуется особое терпение и умение разговаривать на языке молодёжи. Но приходят и толковые ребята с золотыми руками.»

Работу ребят проверяют в местной лаборатории. Рентгенные снимки показывают чистоту стыков. Они должны быть ровными, без тёмных вкраплений. Пятнышки означают пустоты. Пока стыки на снимках не станут идеальными - на трассу учеников никто не отправит. Всё-таки «СМТ» славится лучшими сварщиками в стране, и рисковать репутацией не станет. 


Николай Круглянский Заместитель начальника участка контроля качества строительства «Я попал на учебную практику прямо к Валентине Яковлевне. Начал дефектоскопистом работать. А потом стал инженером по оборудованию, затем до заместителя лаборатории повысили. У меня в трудовой всего одна запись. Никогда не было желания уйти из «СМТ». Такие «бегунки» здесь были, часто обратно возвращались. Тут особое отношение к сотрудникам. Мне не на что жаловаться. Квартиру дали, машину купили, зарплаты у нас здесь всегда были достойными. Другие тресты разваливались на наших глазах, люди годами не получали зарплаты. А мы выжили, и задержки, если и были, то очень короткие.»

Действительно, практически все сотрудники «СМТ» говорят об особом отношении в компании и в один голос называют Валентину Яковлевну «мамой». Мол, без её совета, без её благословления ни одно дело не делается. При этом начальство здесь никогда не было «недосягаемой кастой», как это часто случается в других крупных организациях. Интересно, что высшее руководство даже обедает с одного стола с обычными рабочими. Столовая «Чёрной грязи» готовит и для московского офиса «СМТ». 


Надежда Ботова Заведующая котлопунктом «Бывает так, что и получаем, если что не понравится. Стараемся делать меню разнообразным: тефтели, свинина, гуляш, окорочка, печёночка, рыба. По три-четыре вида салата делаем. Пирожки сами печём. Главный секрет приготовления - делать всё как дома и не жалеть зажарки. В 5.30 девочки уже здесь, а в половину седьмого к нам уже заезжают водители на завтрак.»

Водители «СМТ» рассказали, что стараются не только по полной «заправиться» в столовой, но ещё и в дорогу с собой прихватить. Так как здесь за первое, второе, третье и компот заплатишь 100 рублей, а где-нибудь в придорожном кафе оставишь рублей 600. Да ещё неизвестно, какого там всё качества. Быстрее всего с полок столовой разлетаются беляши. 

Есть в «Чёрной грязи» и место для релаксации. Это беседка за административным зданием. Там можно посидеть, полюбоваться на пруд. Говорят, что когда-то здесь дети сотрудников Треста даже учились плавать. Но сейчас времени на отдых практически нет. 


Мамут Мамутов Заместитель генерального директора «Мы здесь делаем всё возможное, чтобы облегчить жизнь наших коллег на трассах, ускорить их работу. Мы ремонтируем технику со всех участков, изготавливаем металлоконструкции, готовим кадры - учим сварщиков. Каждый день с нашего склада уходят фуры, которые везут необходимые материалы на участки, разбросанные по всей России.»

И пока в тылу работают такие люди, можно быть спокойным - тогда и на трассах всё будет в порядке. Ведь все мы делаем одно общее дело. Просто чей-то труд более показательный, а чей-то остаётся в тени, почти незамеченным. Но это вовсе не значит, что он менее ценный.

© АО «СМТ» 2019